Любому ли государству должен служить народ?

Когда я был в Ростовском Кремле, это было в 2013 году, то на всю жизнь запомнил такой случай. Одна женщина, по-видимому, работница этого музея, очень эмоционально рассказывала другой, что по сравнению с Европой Россия чудовищно отсталая страна, потому что в европейских странах по улицам ездят моечные машины с вращающимися щетками. Помню, что эти щетки тогда она особенно подчеркивала, потому что в ее глазах они, видимо, были «достижением цивилизации». А еще она постоянно напирала на то, что Россия не может начать «даже с элементарного», в то время, как Европе у машин даже щетки вращаются.

Меня это тогда поразило не потому, что Россию ненавидят — такие люди, к сожалению, пока еще не редкость, — а в том смысле, что как человек может быть настолько глуп, что презирает Родину из-за того, что на машинах щетки не вращаются (хотя в крупных городах они давно ездят — ну и что?). А все эти разговоры, что «начать хотя бы с элементарного» насквозь лживы, потому что все этим «элементарным» и заканчивается. Нет щеток — значит презираю Россию. На самом деле щетки — всего лишь повод ненавидеть Россию и оправдывать свое поклонение Западу.

Этот пример снова подводит нас к проблеме Родины и государства, который я уже поднимал в своих предыдущих статьях. Сейчас же рассмотрю его с такой точки зрения: любому ли государству должен служить народ? Вопрос этот чрезвычайно важный, ибо он определяет, можно сказать, жизненную позицию человека. Сейчас слишком распространена та позиция, что государство — это как квартира, которая меня должна устраивать. Чтобы ее купить, она должна быть мне по вкусу. Если она не подходит — не покупаю ее. То есть государство ВНАЧАЛЕ должно стать таким-то и таким-то, а уже ПОТОМ я беру на себя по отношению к нему определенные обязательства. И это в корне НЕПРАВИЛЬНО. Я имею в виду, что неправильно разделять требования к государству и требования к себе. Мы же ведем себя по отношению к своему государству как туристы по отношению к курорту. Но тогда какое у нас право требовать его изменения? Если мы сами не хотим ВНАЧАЛЕ взять на себя обязательства по его улучшению, а уж потом требовать с государства, кто же это сделает за нас?

Понимаю, что этот призыв слишком общий, потому что отдельный человек не наделен той властью, которая есть у государства, а значит, у него меньше возможностей. Да, но ведь и государство состоит из людей. Чтобы оно заработало, мы должны его к этому подтолкнуть. Там должны быть люди, которые взвалят на себя груз ответственности за государство. То есть все начинается обязательно с ЛИЧНОЙ ответственности. У Владимира Путина, уверен, была масса поводов оставить Россию такой, какой она была в 1999 году. И в него никто и камень не бросил бы, потому что ТУ Россию, казалось, уже невозможно было поднять. И тем не менее он взял на себя личную ответственность, не став сетовать, как это часто делают чиновники: мол, посмотрите, что мне досталось. Примерно так же, как делают, бросая окурок, бумажку или бутылку на землю, оправдываясь, что в «этой стране» кругом мусор.

Итак, должны ли мы служить любому государству? Приведу несколько примеров. Христос сказал: «Не заботьтесь и не говорите: что нам есть? или что пить? или во что одеться? Потому что всего этого ищут язычники, и потому что Отец ваш Небесный знает, что вы имеете нужду во всем этом. Ищите же прежде Царства Божия и правды Его, и это все приложится вам» (Мф. 6:31-33). Поверхностный взгляд переиначивает их, видя призыв к безответственной жизни, не заботящейся об ее обустройстве. Однако это призыв именно к самой ответственной жизни, потому что он открывает путь к обретению всего, что нужно человеку. Господь же не сказал: ищите Царства Божия — и живите в нищете. Нет! Ищите Царства Божия — и это все приложится вам. То есть и одежда, и пища, и все остальное. Но вначале нужно смириться с отсутствием материальных гарантий того, что они будут, то есть поставить на первое место духовное начало! И все станет на свои места, ведь Господь знает о нуждах человека.

Это смирение можно перенести на государство в таком смысле. Не требуй себе больше денег, поставь на первое место духовное преобразование государства — и тогда оно ответит взаимностью. Ведь государство — это своего рода соборная личность, содержащая все отдельные личности. Но ВНАЧАЛЕ нужно отречься от своих претензий, что «первым делом государство — а уж потом я». Ведь это как проверка на верность. Всегда ли ты друг или только, когда все хорошо, а в беде предашь? Мы же не стесняемся предавать государство на каждом углу, безбожно понося его. А раз мы сами живем в этом государстве, то и себя предаем.

Другой пример. Известно, что муж — глава семьи от ее создания. Если жена и дети не принимают этого, а выдвигают условия, что сначала ты стань таким-то, а уж потом мы признаем тебя главой, то это значит, что они просто не видят главу семьи в принципе. Потому что само требование к главе «сначала ты — а потом мы» говорит о разрушенном представлении о семье. Конечно, я не собираюсь оправдывать пьянство и безработицу мужей. Но чаще всего пьяницами и бездельниками становятся те, кого никогда и не считали главой семьи. Ибо когда тебе оказывают доверие, соглашаясь идти через трудности вместе, то к пьянству как-то не тянет. Наоборот, тянет к духовным и трудовым подвигам. А от жены всего лишь требуется по-настоящему признать мужа своим главой еще до заключения брака. И тогда как правило мужья отвечают взаимностью, а такие браки счастливые. Перенося это на государство, мы не должны ставить себя выше его, а понимать свое подданство.

Наконец, третий пример. Многие говорят: в Бога верю, а Церковь и знать не желаю. Она якобы не имеет отношения к Богу, там тупо деньги делают. Ну что ж, это очень похоже на то, когда «любят» Родину, а государство ненавидят. Государство — это воплощение Родины, как и Церковь является своего рода небом на земле. А любое воплощение всегда неидеально. Но разве это основание его ненавидеть?

Разумеется, государство не является идолом. Но оно имеет чрезвычайно важную эсхатологическую роль. Вспомним слова апостола Павла об удерживающем мир от прихода сына погибели (2 Фес. 2:7). Речь именно о земном существовании, а удерживающий — это глава православной империи, потому что именно так христианство видит государство. Поскольку мы знаем, что Россия — это Третий Рим, то наше государство наделено высочайшей миссией удерживать мир от прихода Антихриста. Именно с этой точки зрения нужно оценивать Россию, и тогда требования к нему автоматически превращаются в требования к себе. И сводятся они не к размеру зарплаты, а духовному устроению государства. Тех же, которые возражают, что «вы сначала попробуйте на эту зарплату прожить, а уж потом рассуждайте», отсылаю к словам Христа. В них — ключ. При этом самой большой ошибкой, на мой взгляд, является понимание их как пути к получению денег. Когда понять первую их часть, вторая изменит смысл.

А как же быть с современной Украиной, позволительно спросить. Должен ли народ служить ей? Народ должен служить ей в той мере, в какой это не противоречит христианству. В этой связи я бы выделил мужественный поступок митрополита киевского и всея Украины Онуфрия, который не побоялся остаться сидеть, когда на награждении карателей все вокруг вскочили. Да, он пошел против государства, потому что оно пошло против Христа. И в то же время Онуфрий несет тяжелейший крест служения Отечеству, которое пока в Киеве существует в форме украинского государства. Но здесь разгадка -служа государству по-христиански, ты служишь Отечеству. Поэтому оно непременно воплотится в другой государственной форме!

Итак, отвечая на вопрос в заголовке статьи, скажу, что народ должен служить ЛЮБОМУ государству, но в том смысле, чтобы в любом государстве быть христианином. А не оправдываться тем, что раз государство плохое — буду воровать, убивать, прелюбодействовать и т.п. Государство начинается с нас самих. Когда мы сделаем это своим императивом, то оно преобразится.

Евгений Чернышёв, Донецк
РНЛ