Говоря о правах человека, мы постоянно забываем о главном

 

Когда-то на заре независимости, когда Славянская партия еще только создавалась, в самой первой программе мы записали тезис: приоритет прав человека. Модно тогда было. Уж очень громко этот тезис ворвался, что мол не винтики мы. Помню, в далекие 50-е были очень популярны детские диафильмы. Помню один из них. Про очень важный винтик. По то, как маленький мальчик ходил с детским садом в экскурсию на завод. И как он увидел, что его мама на конвейере завинчивает в трактор маленький винтик. Всего один, но без этого винтика трактор не может ехать. И мальчик потом очень гордился, что у него такая мама. И что делает такую важную работу. Завинчивает такой важный винтик. Это конечно была советская пропаганда, имевшая целью воспитание нового человека. Но суть ее была верной. И когда нам начали доказывать, что мы не винтики, то мы лишились главного. Лишились того трактора, в котором этот винтик был очень важной деталью. А винтик сам по себе без трактора – это просто ненужный винтик. Он не личность. Если живешь один в тайге, тебе не нужны права человека. Медведю что-ли будешь их доказывать, который в тайге прокурор? Права человека нужны только в коллективе, когда коллектив уважает права каждого своего члена. Но никто не будет уважать твоих прав, если ты не будешь заботиться о коллективе, не будешь жить его интересами. Вот это и есть то главное, о котором забываем. Поэтому мы в своей программе тезис приоритета прав человека практически сразу заменили другим: гармония личности и коллектива.

 

Уважение коллектива – одна из главных человеческих потребностей.

 

Человек существо коллективное. Это определено биологически. Это определено нашей природой. Только община позволяла первобытному человеку выжить. Коллективизм заложен в наших генах. И самое страшное наказание для человека это не смерть. Это отлучение от коллектива. Коллективизм – это не большевики придумали, это наша суть. И для каждого из нас всегда было важно пользоваться уважением коллектива. Кроме материального положения, которые либералы ставят во главу угла, для человека, особенно для яркой личности, не менее важен социальный статус. Индивидуализм и эгоизм – лежащий в основе либеральной идеологии предполагает, что социальный статус можно просто купить.  Однако опыт показывает, что это не покупается. Да, человек может занять высокое место в социальной иерархии при помощи денег, но уважением он пользоваться не будет. Уважение нельзя купить. А нужно именно уважение. Иначе человек будет с позором ниспровергнут с этого пьедестала. Но чтобы получить социальный статус через уважение в обществе, для этого само общество должно быть другим. Коллективистским. Да, механизм выборов предполагает, что выбирают наиболее уважаемого. Но это в теории. На практике работают технологии, деньги, фальшивые новости, сфабрикованные обвинения. В результате дискредитируется сам статус. А это ведет к разрушению общества. У людей возникает твердое убеждение, что ими руководят подонки и негодяи, и что социальные лифты выносят наверх только таких. А честные и порядочные остаются внизу. В обществе дискредитируются понятия честности и порядочности, и мы превращаемся в общество негодяев.  И люди, не находя себе места, просто бегут из такого общества. Туда, где им кажется лучше.  Правда, бежать особо то некуда. В глобализованном мире либеральной демократии деградация происходит везде.

Большевики сделали одну гениальную вещь. Они создали трудовые коллективы, и сделали их основой советского общества. И сделали так, что социальный статус каждого определялся уважением коллектива. Человека уважали как за личные качества, так и за его трудовой вклад в достижения коллектива. А затем лучших, по мнению коллектива, выдвигали наверх.  Правда, для этого необходима единая для всего общества мораль. Чтобы всех уважали за одни и те же качества.  В итоге каждый член коллектива остерегался совершать поступки, идущие вразрез общепринятой морали, ибо оказался бы осужденным коллективом и превращался в изгоя. А это в коллективистском обществе страшнее тюрьмы. Именно поэтому честных и порядочных людей в советском обществе было на порядок больше, а коррупции, лжи, подлости на порядок меньше, чем сегодня.

Главная причина наших сегодняшних бед в том, что развращенную правами человека личность больше не интересует мнение окружающих. А интересуют  исключительно его права. Но вне коллектива, без его уважения и поддержки человек перестает быть личностью. Остается только ничем не подкрепленное самомнение. Его личные эгоистические желания и потребности.

Кстати именно по той причине, что коллектив препятствует этому, первыми для установления либеральной демократии, начали разрушать трудовые коллективы, как пережитки советской эпохи, провозгласив лозунг, что мы не винтики, мы личности.

Но поставив эгоизм во главу угла, либеральное общество само станет своим могильщиком. И это уже происходит.

 

Почему так популярны социальные сети.

 

Поскольку трудовых коллективов, как основы общества больше нет, люди ищут иные пути объединения. Не найдя себе места в мире реальном, многие уходят в виртуальный мир. Социальные сети дают возможность создавать группы по интересам, формировать виртуальные коллективы. И для многих сегодня их виртуальный статус стал важнее их реального статуса в обществе. И более того, обретая статус виртуальный легче получить статус реальный. Именно через социальные сети раскрутили Навального и сделали его чуть ли не реальным лидером оппозиции в России. Но тут же получили обратку. И теперь  американцы кричат на весь мир об угрозе социальных сетей и вмешательстве России в их выборы через социальные сети. Конечно, они понимают, что на результат выборов социальные сети существенно повлиять не могли. Они испугались другого. Зарождения новых, виртуальных, коллективов единомышленников, которые несут в либеральное общество коллективистские ценности.

Социальные сети создавались для распространения ценностей либеральных, как они говорят, ценностей свободного мира. Но они быстро сами трансформировались по законам развития общества. В сетях появились закрытые группы, где объединяются исключительно единомышленники и туда не проникают никакие тролли, а если проникают люди, несущие противоположные ценности и мораль – они получают решительный отпор. Либеральные сообщества в сетях сжимаются как шагреневая кожа. И социальные сети берут на себя роль общественного суда. В соответствии с традиционными для нас ценностями. Вот, например, свежий случай, когда школьник, приглашенный в Германию, выступил с покаянной речью от имени России за страдания немецких военнопленных под Сталинградом. И какое осуждение это вызвало в социальных сетях. И с какой скоростью это распространилось. В Советское время с такой скоростью распространялись лишь сообщения ТАСС и новости, опубликованные в газете «Правда».

 

Некоторые, очевидные для меня выводы.

 

Славянский мир существует на стыке востока и запада. Славянскому миру присущи как коллективистские ценности, характерные для востока, так и западный индивидуализм. Но без крайностей, принимающих уродливые формы. Славянский мир предлагает гармонию личности и коллектива, когда именно коллектив содействует максимальному раскрытию талантов личности, а личность направляет свою деятельность на благополучие и процветание своего коллектива. И события последних десятилетий убеждают. За этим будущее.