На этой неделе оно составило давно ожидавшийся Трампом закрытый «киевский доклад-список» на более 200 лиц, приближенных к Порошенко, в отношении которых по его указке в нужный момент могут быть введены санкции. В «киевский список» вошли не все члены квази-правительства и сотрудники администрации президента, а только те, кто помогал растаскивать бюджет, а также «другие высокопоставленные политические деятели» и олигархи, причастные к разворовыванию американской финансовой помощи. В Киеве изрядно напряглись, ибо даже только составление данного списка уже осложняет дальнейшую жизнь «украинской элите», да и цена предоставления им власти в Украины явно возрастёт. Уже сами по себе факт и наличие «киевского списка» выглядят весьма внушительно, ибо, как сообщили американские СМИ, при составлении списка проводился серьезный анализ происхождения капиталов его фигурантов, а также причастности их к действиям Киева по захвату и удержанию власти. При этом был использован в том числе и открытый рейтинг 200 самых богатых украинцев по версии журнала Forbes.
А «The Washington Post» на правах «утечки» в американском Минфине рассказали, что ещё одним общедоступным источником стала англоязычная версия самого аккаунта Порошенко, а также сайтов его администрации и его бизнесов, включая «Рошен». Инсайдерским источником отмечалось, что американские чиновники добавляли в список также тех, чьи активы составляют 1 млрд долларов и больше, из-за отсутствия четкого понимания слова «олигарх», ибо указанную сумму в американском минфине посчитали приемлемым критерием. В итоге, в «киевский список» попали все, кто вместе с Порошенко преуспел на ниве разграбления Украины. Как сообщил эксперт Atlantic Council Андерс Аслунд, который приобщался к экспертной работе над открытым докладом, его закрытую часть в самый последний момент заменили, вписав в неё кропотливые результаты работы специалистов из ФБР и ЦРУ, ибо сделало это некое высокопоставленное лицо из администрации Трампа. По его мнению, в своем нынешнем виде сам «доклад» дискредитирует американский закон о санкциях, выставляя его неэффективным, и практически не имеет никакого смысла без закрытой его части, ибо вносит раскол в ее ряды. Кроме того, всё тот же сливший информацию источник в Минфине США уточнил, что, на данный момент, закрытый «киевский список» уже является предсанкционным, ибо означает автоматическое введение жёсткого контроля политиков, олигархов и других лиц, включённых в него из Украины. Также им сказано, что внесение фамилии в документ означает, что правительство США имеет чёткие подтверждения об участии данного лица в пагубных действиях на Украине. Примерно об этом же заявили и в Госдепе США, отметив, что действия указанных в «киевском списке» лиц уже привели к миллиардным американским потерям, и новые не допускаются.
Однако после жалоб демократов в Конгрессе на сам «доклад», пресс-секретарь Минфина США поспешил объяснить, что в нём есть и засекреченная часть, в которой речь идет о будущих экономических санкциях против фигурантов «черного списка», приближенных Порошенко. Мол, приложение для того и было засекречено, чтобы избежать возможного вывода активов теми, кто в него попал. Ну и в целом, после всех этих заявлений демократов и закрытости списка, можно констатировать, что именно этот пресловутый «киевский список», а не сам доклад, который просто использовали в качестве удобного предлога и прикрытия, является сугубо внутриполитическим инструментом воздействия Трампа на скорые уход и замену Порошенко. При этом пока мало известно о секретной части и кто туда включен, а также какие шаги в отношении этих лиц собираются предпринять.
Однако скорее важен сам факт появления «киевского списка», ведь только его составление и даже не сама публикация для попавших в него олигархов и подельников киевской клики является американской «черной меткой». Эти люди и без того токсичные становятся нерукопожатными изгоями, с которыми не будут вести дела на Западе, где они, в основном, и держат украденные из Украины деньги. А, если, кто и «рискнёт», то это обойдется намного дороже и главное – финансово наказуемо.