Вторая мировая война началась не в сентябре 1939, как считают западные историки, а годом раньше с подписания Пакта Гитлера-Чемберлена, позволившего Германии иметь военно-морской флот, соизмеримый по силе с Британским. И последовавшего раздела Чехословакии.

 

В начале обратимся к архивам.

 

Соглашение между Германией, Великобританией, Францией и Италией

Мюнхен, 29 сентября 1938 г.

 

Германия, Соединенное Королевство, Франция и Италия со­гласно уже принципиально достигнутому соглашению относитель­но уступки Судето-немецкой области договорились о следующих условиях и формах этой уступки, а также о необходимых для этого мероприятиях и объявляют себя в силу этого соглашения ответст­венными каждая в отдельности за обеспечение мероприятий, необ­ходимых для его выполнения.

  1. Эвакуация начинается с 1 октября.
  2. Соединенное Королевство, Франция и Италия согласились
    о том, что эвакуация территории будет закончена к 10 октября, при­чем не будет произведено никаких разрушений имеющихся сооружений, и что чехословацкое правительство несет ответственность за то, что эвакуация области будет проведена без повреждения указанных сооружений.
  3. Формы (эвакуации будут установлены в деталях международной комиссией, состоящей из представителей Германии, Соеди­ненного Королевства, Франции, Италии и Чехословакии.
  4. Происходящее по этапам занятие германскими войсками
    районов с преобладающим немецким населением начинается с 1 октября. Четыре зоны, обозначенные на прилагаемой карте *, будут заняты германскими войсками в следующем порядке.

* Не публикуется.

Зона, обозначенная цифрой I, —1 и 2 октября; зона, обозначен­ная цифрой II, — 2 и 3 октября; зона, обозначенная цифрой III,— 3, 4 и 5 октября; зона, обозначенная цифрой IV,— 6, 7 октября.

Остальная область, имеющая преимущественно немецкий ха­рактер, будет незамедлительно определена вышеупомянутой меж­дународной комиссией, и она будет занята германскими войсками до 10 октября.

  1. Упомянутая в параграфе 3 международная комиссия определит районы, в которых должен состояться плебисцит. Эти районы
    до окончания плебисцита будут заняты международными воин­скими частями. Эта же международная комиссия должна определить порядок проведения плебисцита, причем за основу следует принять порядок проведения плебисцита в Саарской области. Меж­дународная комиссия назначит также день проведения плебисцита; однако этот день не должен быть назначен позже конца ноября.
  1. Окончательное определение границ поручается международной комиссии. Этой международной комиссии предоставляется право, в известных исключительных случаях, рекомендовать четырем державам — Германии, Соединенному Королевству, Франции и Италии — незначительные отклонения от строго этнографического принципа в определении зон, подлежащих передаче без проведения плебисцита.
  2. Предусматривается право оптации для желающих переселиться в уступаемые районы, а также для желающих покинуть эти районы. Оптация должна быть произведена в течение шести месяцев с момента заключения настоящего соглашения. Германо-
    чехословацкая комиссия определит детали оптации, изыщет меры облегчения обмена населением и выяснит принципиальные вопро­сы, вытекающие из этого обмена.
  3. Чехословацкое правительство в течение четырех недель со дня заключения настоящего соглашения освободит от несения военной и полицейской службы всех судетских немцев, которые этого пожелают. В течение этого же срока чехословацкое прави­тельство освободит судетских немцев, отбывающих заключение за политические преступления.

Гитлер

Эд. Даладье

Муссолини

Невиль Чемберлен

 

Дополнение к соглашению

Мюнхен, 29 сентября 1938 г.

Правительство Его Величества в Соединенном Королевстве и французское правительство присоединились к настоящему согла­шению, памятуя, что они поддерживают предложения, содержа­щиеся в параграфе 6 англо-французских предложений от 19 сен­тября о международных гарантиях новых границ чехословацкого государства против неспровоцированной агрессии.

Как только будет урегулирован вопрос о польском и венгерском меньшинствах в Чехословакии, Германия и Италия со своей сторо­ны предоставят Чехословакии гарантию.

(Следуют те же подписи)

 

А вот это документ особенный. Именно он развязал руки Германии. Назовем его так (хотя официального названия он разумеется не имеет).

 

Пакт Гитлера-Чемберлена

30 сентября 1938 г.

 

Мы, германский фюрер и канцлер и английский премьер-ми­нистр, провели сегодня еще одну встречу и пришли к согласию о том, что вопрос англо-германских отношений имеет первостепен­ное значение для обеих стран и для Европы.

Мы рассматриваем подписанное вчера вечером соглашение (приведенное выше прим. ред.) и англо-германское морское соглашение 3 как символизирующие же­лание наших двух народов никогда более не воевать друг с другом. (Как видим, пакт о ненападении с Гитлером Британия заключила за год до СССР. Прим.ред.)

Мы приняли твердое решение, чтобы метод консультаций стал методом, принятым для рассмотрения всех других вопросов, ко­торые могут касаться наших двух стран, и мы полны решимости продолжать наши усилия по устранению возможных источников разногласий и таким образом содействовать обеспечению мира в Европе.

А. Гитлер Невиль Чемберлен

 

3Имеется в виду англо-германское морское соглашение в котором предусматривалось, что германский военно-морской флот не должен превышать 35% тоннажа военно-морских сил Британского содружества наций. Германия получила также право на тоннаж подводных лодок, равный общему тоннажу подводного флота Британского содружества наций.

Подписанием англо-германского морского соглашения Англия в одностороннем порядке санкционировала нарушение Германией военных ограничений Версальского мирного договора 1919 г.  У. Черчилль признает в своих воспоминаниях, что английское правительство согласилось на увеличение германского флота, с тем чтобы он мог стать «хозяином Балтийского моря» (W. Churchill. The Second World War. Boston. 1948. Vol. 1. p. 140)

 

Короче, было задумано как противовес советскому Балтийскому флоту. Но в результате, имея один из крупнейших в мире подводных флотов, Германия обеспечила себе преимущество в Атлантике в 1940-1941 гг. и обеспечило практически полную блокаду Британского королевства. А новейшие Германские линкоры Бисмарк и Тирпиц доказали свою способность в одиночку противостоять крупным соединениям Британского флота.  (прим ред.)

 

А вот еще один интересный документ о том, как на западе пытались придать легитимности Мюнхенскому сговору.

 

Сообщение ТАСС

Парижский корреспондент агентства Юнайтед Пресс сообщает в Нью-Йорке, что будто бы правительство СССР уполномочило Даладье выступать на конференции четырех держав в Мюнхене от имени СССР. ТАСС уполномочен сообщить, что Советское прави   тельство никаких полномочий г-ну Даладье, разумеется, не давало, равно как не имело, и не имеет никакого отношения к конференции в Мюнхене и к ее решениям. Означенное сообщение агентства Юнайтед Пресс является нелепой выдумкой от начала до конца.

Известия. 1938. 2 октября.

 

Телеграмма полномочного представителя СССР в Чехословакии С. С. Александровского в Народный комиссариат иностранных дел СССР

1 октября 1938 г.

Гусарек * (Генерал чехословацкой армии.) сообщил мне дополнительно, что на заседании совета министров было ясно и точно сформулировано также такое утверждение: в Мюнхене Гитлеру удалось убедить Чемберлена и Даладье, что в данной ситуации большую опасность для мира в Европе представляет не он, а СССР, который объективно является большевист-ским форпостом и может сыграть роковую роль поджигателя новой войны. Следовательно, это убеждение явилось не формальным, но фактическим основанием для создания блока четырех против СССР. Если Чехословакия сегодня будет сопротивляться и из-за этого начнется война, то она сразу превратится в войну СССР со всей Европой. Возможно, что СССР и победит, но Чехословакия так или иначе будет сметена и будет вычеркнута с карты Европы. Эти утверждения сыграли большую роль в деле принятия правительством прямого решения. Массы спонтанно вышли на улицу, однако общее настроение подавленное. Акты сопротивления завтра вполне возможны, но, пожалуй, как акты отчаяния.

Полпред

АВП СССР, ф. 0,59, оп. 1, п. 281, д. 1954, л. 108. Опубл. в изд.: Документы внешней политики СССР. Т. 21. С. 554-555.

 

О том, что Чемберлен прекрасно понимал, что война уже идет и ее только следует направить на восток, говорит следующий документ.

 

Телеграмма полномочного представителя СССР в Великобритании И. М. Майского в Народный комиссариат иностранных дел СССР

30 ноября 1938 г.

Из разговора с Вильсоном (советник Чемберлена), который был у меня на завтраке, отмечу следующее;

  1. Англии в ближайшем будущем не угрожает война, ибо, по мнению Вильсона, следующий большой удар Гитлера будет против Украины. Техника будет примерно та же, что и в случае с Чехословакией. Сначала рост национализма, вспышки, восстания украинского населения, а затем «освобождение» Украины Гитлером под лозунгом «самоопределения». Я, конечно, высмеял эту концепцию, но из разговора Вильсона мне все-таки стало ясно, что политика британского правительства в настоящее время в сильнейшей степени строится на ожидании германской экспансии на восток. Аналогичные мысли я слышал также из уст Уинтертона, Хора и других. Весьма вероятно, что если не весь кабинет в целом, то, по крайней мере, отдельные члены британского правительства поощряют Гитлера в сторону «восточной экспансии».

….

Полпред

АВП СССР, ф. 059, оп. 1, и. 278, д. 1931, л. 188—189. Опубл. в изд.: Документы внешней политики СССР. Т. 21. С. 658.

 

Впрочем, когда Вильсон утверждал, что Гитлер рассчитывает вызвать на Украине большое сепаратистское движение и разыграть эту карту примерно в том же духе, как была разыграна чехословацкая карта. И что  опять будет пущен в ход лозунг «самоопределения», у него перед глазами был реальный пример. Телеграмма Майского датирована 30 ноября, а совсем недавно 26 октября  все это и произошло в Подкарпатской Руси. Ну, для понимания нужно немножко истории. Википедия не сильно надежный источник, однако основные события там есть.

После распада Австро-Венгерской империи 8 ноября 1918 года первая рада русинов в Старой Любовне (позднее в Прешове) принялa постановление об отделении от Венгрии. 23 апреля 1919 года было подготовлено прошение о вхождении для президента ЧСР Томаша Масарика, а 8 мая в Ужгороде после совещания Бескида, Волошина и Жатковича было принято решение о присоединении к Чехословакии. После этого Масарик направил своих представителей в Карпатскую Русь, которые по возвращении составили доклад о крайней отсталости территории, на основании чего было решено отказать Карпатской Руси во вхождении в состав Чехословакии. Тем не менее, союзники практически заставили Чехословакию на переговорах в Сен-Жермене принять Карпатскую Русь в свой состав, опасаясь, что иначе она станет частью Венгрии. Таким образом, 10 сентября 1919 года Карпатская Русь вошла в состав Чехословакии на правах автономии. Окончательно статус территории был подтверждён Трианонским договором 1920 года.

Конституция Чехословакии, принятая 29 февраля 1920 г. ввела в обиход название «Подкарпатская Русь» и, начиная с этого времени, такое название использовалось во всех официальных отношениях и хорошо устоялось как политическое понятие в международной практике.

В сентябре 1938 года (на фоне Мюнхенского сговора)  якобы по требованию населения Закарпатья было изменено официальное название земли в составе Чехословакии на чеш. Země Zakarpatskoukrajinská или Карпатская Украина. А 26 октября произошел переворот.  Премьер-министра  Карпатской Украины лидера партии Автономно-земледельческий союз Андрея Бродия, который был русофилом и продолжателем традиций Духновича,  явно не без помощи немцев и венгров обвинили в государственной измене. Премьер-министром автономии стал А. Волошин, который начал украинизацию края, весьма жестко подавляя оппозицию. Новый премьер распорядился закрыть несколько оппозиционных газет и журнал «Тиса», для оставшихся СМИ была введена цензура, закрыты центры русофильского общества им. Духновича. 20 ноября 1938 года по указу Волошина начал действовать концлагерь Думен около Рахова. Чехословацкие власти пытались вмешаться и даже сняли с должности местного министра внутренних дел Е. Бачинского, назначив вместо него Л. Прхалу. Но Чехословакия доживала последние дни и правительство Чехословакии уже мало что решало в своей стране. Пользуясь поддержкой Гитлера правительство Волошина заставило Прагу пойти на уступки и Л. Прхала стал министром транспорта. Подавление оппозиции продолжалось — 20 января 1939 года правительство Волошина запретило все политические партии кроме Украинского национального объединения. Что пример брали с Германии – очевидно. Однако на такой шаг местное население и Прага были не готовы. 6 февраля 1939 года правительство автономии уточнило, что разрешена деятельность 4-х партий: аграрной, национал-социалистической, социал-демократической и христианско-народной.

А в марте 1939 Чехословакии не стало. И международные гарантии, которые якобы давало Мюнхенское соглашение, оказались пустым звуком.

Вот очень интересный документ, где все разложено по полочкам, как есть. А главное это документ из французских архивов, копия которого оказалась и в Москве. Документ объемный, но заслуживает того, чтобы привести его полностью. Тем боле, что автора документа никак нельзя обвинить в предвзятости или некомпетентности.

 

 Письмо посла Франции в Германии Р. Кулондра министру иностранных дел Франции Ж. Бонне

16 марта 1939 г.

Спустя шесть месяцев после заключения мюнхенского соглашения * и всего четыре месяца после венского третейского решения Германия, обращаясь со своей собственной подписью и подписями своих партнеров как с чем-то несущественным, спровоцировала раздел Чехословакии, силой заняла Богемию и Моравию и присоединила эти две провинции к рейху. Со вчерашнего дня, т. е. с 15 марта, свастика развевается над Градчанами, куда на глазах у потрясенной и оцепеневшей публики въехал фюрер под охраной танков и бронеавтомобилей. Словакия преобразовалась в так называемое независимое государство, поставив, однако, себя под защиту рейха . Что же касается Закарпатской Руси **, то она отдана Венгрии, чьи войска уже перешли границу. Чехословакия, которая пошла в Мюнхене на такие ужасные жертвы ради сохранения мира, перестала существовать. Осуществилась мечта самых оголтелых нацистов о ее уничтожении. Она исчезла с карты Европы.

События, которые с молниеносной быстротой привели к этой развязке, являются типичным проявлением духа и методов гитлеровских руководителей. Эти события содержат в себе практические уроки и выводы, которые должны незамедлительно извлечь для себя все заботящиеся о своей безопасности и независимости государства перед опьяненной своими успехами Германией, которая решительно переходит от расовых притязаний к настоящему империализму.

* * *

Операция, жертвой которой только что стала Чехословакия, в еще большей мере, чем предыдущие акты насилия нацистов, отмечена специфическими признаками гитлеровских акций: цинизм и вероломство замысла, секретность подготовки, жестокость исполнения.

Нацистские руководители и сам фюрер заявили в Мюнхене о невозможности сосуществования в рамках одного и того же государства чехов и судетских немцев; они ссылались на вековую, не уменьшающуюся ненависть чехов ко всему немецкому; они утверждали, что в целях сохранения мира следовало провести очень четкую демаркационную линию между двумя национальностями; они смогли убедить в этом лорда Ренсимена; и, наоборот, они отрицали, что стремятся включить в рейх инородные элементы. Руководствуясь этими принципами, участники переговоров, собравшиеся в баварской столице, заставили правительство Праги уступить рейху районы с преимущественно германским населением. В качестве компенсации Чехословакия должна была получить международную гарантию своих новых границ, гарантию, в которой участвовала бы сама Германия.

На практике, во время работы международной комиссии, собравшейся в начале октября в Берлине, вскоре выяснилось, что германские участники переговоров больше руководствовались стратегическими, чем этнографическими, соображениями. Многочисленные действия Oberkommando вермахта, предпринятые во время переговоров, свидетельствовали о том, что руководители рейха намерены были прежде всего провести границу, которая полностью лишила бы Чехословакию ее естественной оборонительной линии и укреплений и сделала бы ее с военной точки зрения совершенно беспомощной. Разграничение, которое было вынуждено принять правительство Праги в октябре (1938 г.), включало в территорию рейха 850 тыс. чехов.

Сегодня речь больше не идет о разделении чехов и немцев, необходимом для умиротворения государств Дунайского бассейна и Европы. Полностью меняя свои замыслы, Германия воссоздает германо-чешскую амальгаму, элементы которой она объявила в сентябре (1938 г.) несовместимыми. Если несколько месяцев назад она заявляла об абсолютной невозможности сосуществования между этими двумя этническими группами, то ныне она пытается доказать, что такое сосуществование является вполне естественным, что оно соответствует историческому развитию и что оно вытекает из экономической и географической необходимости. О вековой ненависти между чехами и немцами речь больше не идет; наоборот, утверждается, что два народа могут и должны жить в согласии в рамках одного и того же политического сообщества.

Таким образом, мюнхенские соглашения в конечном счете являлись для гитлеровских руководителей лишь средством разоружения Чехословакии перед ее аннексией. Утверждать, что этот маневр был задуман фюрером уже в Мюнхене, означало бы, возможно, зайти далеко. Во всяком случае, верно, что, аннексируя силой оружия Богемию и Моравию, правительство рейха — участник сентябрьских соглашений — оказалось виновным в злоупотреблении доверием, в настоящем вероломстве по отношению к остальным государствам-участникам, и в частности к чешскому правительству, которое, доверяясь слову великих держав, смирилось с уступкой судетских районов.

В сентябре рейх добился присоединения трех с половиной миллионов немцев исключительно во имя этнографического принципа. Сегодня, попирая тот же самый принцип, он аннексирует 8 млн чехов, поставленных в беззащитное положение отказом (в сентябре 1938 г.) от судетских районов.

Поддерживая независимость Словакии, впрочем весьма иллюзорную, Германия взывает в настоящее время к принципу права народов располагать своей судьбой; однако в том же праве отказано населению Закарпатской Украины, отданному Венгрии, и чехам, силой включенным в рейх.

Таким образом, Германия еще раз продемонстрировала свое пренебрежение к любому письменному обязательству, отдав предпочтение методу грубой силы и свершившегося факта. Разорвав одним махом мюнхенские соглашения и венское третейское решение, она вновь доказала, что ее политика знает лишь один основополагающий принцип: выждать благоприятный случай и хватать все, что под рукой. Это практически та же мораль, которую проповедуют гангстеры и обитатели джунглей.

* * *

Вместе с тем германский цинизм сопровождался отточенным умением. Полностью подчинив своему влиянию людей и события, правительство рейха постаралось придать насилию над Чехословакией видимость законности.

Согласно официальной германской версии, Чехословакия распалась сама по себе. Порывая все связи с Прагой, Словакия якобы разделила федеральную республику на три части.

Что касается Богемии и Моравии, то заботу об этих провинциях правительство Праги якобы само и без всякого давления отдало в руки фюрера, не в силах поддерживать здесь порядок и защищать жизни представителей германского меньшинства.

Эти утверждения не могут никого ввести в заблуждение.

Нет сомнения, что словацкий сепаратизм являлся прежде всего делом рук германских агентов или словаков, направляемых непосредственно Берлином. Было давным-давно известно, что г-н Мах, шеф пропаганды правительства Братиславы, один из самых ярых экстремистов, находился полностью на службе у рейха. Министр транспорта Дуркански, совершавший частые наезды в Германию, был тоже лишь игрушкой в руках гитлеровцев, и в частности в руках г-на Кармасина, «фюрера» 120 тыс. словацких немцев. Что же до магистра Тисо, человека малоэнергичного, но занятого пропагандой успехов гитлеровской идеологии в своей стране, он был не способен противостоять сепаратистским, тенденциям, поощряемым Германией. Именно в силу этой мягкотелости он и был смещен 10 марта центральным правительством Праги. Эта суровая мера, принятая в отношении магистра Тисо, и его просьба, с которой он обратился к правительству рейха, послужили гитлеровским руководителям тем самым предлогом, которого они дожидались, чтобы вмешаться в распри между чехами и словаками.

Сразу же после получения послания смещенного председателя Совета официальные германские службы заявили, что в их глазах только правительство магистра Тисо имело законный характер и что, назначая другого председателя Совета, Прага нарушала конституцию. Начиная с этого момента берлинская пресса стала кричать о терроре, которому чехи подвергали в Братиславе словацких автономистов и их немецких соотечественников.

Начиная с 12 [марта] тон берлинской прессы сделался еще более неистовым. Речь уже идет о волнениях не только в Словакии, но также в Богемии и Моравии. В течение 24 часов акценты сместились. Берлинские газеты отодвинули на второй план муки, которым подвергались словаки, и с самым решительным возмущением принялись клеймить позором жестокости, жертвами которых якобы становились чехословацкие немцы (выходцы из рейха) или представители этнического меньшинства. Если верить газетам рейха, заговорившим не только тем же языком, но и теми же выражениями, что и в сентябре 1938 г., то над жизнью 500 тыс. чехословацких немцев нависла самая страшная опасность. Чехи, в которых проснулся дух гуситов и старая ненависть против германизма, снова начали охоту на людей. Создалось невыносимое положение.

В действительности же, если исключить Братиславу, где беспорядки разжигались службой самозащиты немцев и гвардейцами Глинки, получавшими оружие из Германии, порядок не был никоим образом нарушен ни в Словакии, ни в Богемии, ни в Моравии. Например, английский консул в донесении своему посланнику в Праге констатировал, что в Брюнне, где, по сообщениям германской прессы, рекой текла немецкая кровь, царило абсолютное спокойствие. К тому же статьи, публиковавшиеся в берлинских газетах под зажигательными заголовками, были чрезвычайно бедны фактами,— подобно нескольким пылинкам, поднятым в воздух дуновением адских мехов.

Вечером 13 [марта] германские руководители, продолжая противодействовать усилиям Праги по формированию нового словацкого правительства, вызвали магистра Тисо в Берлин. В ночь с 13 на 14 [марта] магистр Тисо и г-н Дуркански долго беседовали с фюрером; в ходе беседы канцлер заявил, что желает создания «полностью свободной Словакии». Провозглашение независимости Словакии должно произойти безотлагательно.

В тот же вечер 60 депутатов получают приглашение собраться на следующий день в Братиславе, и сейм единогласно принимает решение о предоставлении независимости Словакии, как это и было предрешено в Берлине. Вечером 14 [марта] пресса рейха уже может объявить о том, что Чехословакия распалась, что она полностью разлагается, что коммунисты подняли голову и, объединяя свои усилия с чешскими шовинистами, преследуют немцев, в частности в Брюнне и Иглау, подвергая их дурному обращению. Немецкая кровь потекла рекой. Германия более не намерена мириться с таким положением.

Тем временем вокруг Богемии и Моравии были стянуты 14 дивизий, составленных почти полностью из моторизованных подразделений. 14 [марта] германские войска вступают на чешскую территорию и оккупируют Моравскую Остраву.

Однако следует обеспечить себе хотя бы видимость законности, перед тем как отдать приказ о наступлении войскам, готовым оккупировать Чехию. Г-н Гаха, президент Чехословацкой Республики, и г-н Хвалковский, министр иностранных дел, прибывают в Берлин, где их принимает фюрер в присутствии г-на Риббентропа и г-на Геринга. Не стесняясь в выражениях, фюрер указывает, что речь не идет о переговорах. Чешских государственных деятелей пригласили для того, чтобы ознакомиться с решениями, принятыми Берлином, и подчиниться им. Любая попытка к сопротивлению будет подавлена. Всякое стремление противостоять маршу германских войск будет сломлено вводом в действие бомбардировочной авиации. Рейх уже принял решение об аннексии Богемии и Моравии. Завтра в 10 час. утра Прага будет оккупирована. Президент Гаха, глубокий старик, находящийся в состоянии большой физической депрессии, падает и теряет сознание. Личные врачи г-на Геринга приводят его в чувство уколами. После этого старик подписывает документ, согласно которому чешское правительство, «преисполненное доверия», вручает судьбы Богемии и Моравии в руки фюрера.

На следующий день, 15 марта, в 9 час. [утра] первые моторизованные подразделения вступают в Прагу. Во второй половине дня фюрер въезжает в «императорский замок» в Градчанах и приказывает немедленно вывесить флаг со свастикой. Чехословакия закончила свое существование.

16 марта декретом фюрера Богемия и Моравия включаются в состав рейха; создается протекторат, пользующийся определённой административной автономией, под контролем «протектора», представляющего рейх и находящегося постоянно в Праге.

В тот же день магистр Тисо, глава нового, так называемого независимого словацкого государства, обращается к фюреру с просьбой взять Словакию под свою защиту. Канцлер немедленно дает согласие. На деле же это означает, что с независимостью Словакии покончено. Впрочем, эта страна, изуродованная венским третейским решением, лишенная своих самых плодородных долин и разбросанная по горному району, абсолютно беспомощна, существовать самостоятельно она не может.

Одновременно Закарпатская Русь также провозгласила 12 марта независимость и обратилась к Берлину с просьбой о защите. Однако гитлеровские руководители остаются глухими к призывам этой страны, связавшей с ними все свои надежды; на некоторое время ей отводится роль «украинского Пьемонта».

Закарпатскую Украину оккупируют венгерские войска. В отчаянии правительство Хуста предлагает свою страну Румынии. В телеграмме, адресованной посольству Франции в Берлине, премьер-министр Ревай просит французское правительство предпринять демарш в адрес правительства Будапешта, с тем чтобы судьба его страны была решена дипломатическим путем, а не силой оружия.

Все вроде бы указывает на то, что рейху безразлична судьба этого государства и что он оставляет его Венгрии.

* * *

Привлекает внимание еще одна деталь — стремительность, с которой была подготовлена и решена операция, завершившаяся разделом Чехословакии.

Уже в начале февраля посольство отмечало многочисленные* признаки, указывавшие на намерения рейха в отношении Чехословакии. Они не оставляли сомнений в том, что нацистские руководители выжидали лишь удобного случая, чтобы завершить дело, начатое в Мюнхене, и добить смертельно раненное государство, и без того задыхавшееся в неразрешимых внутренних противоречиях.

Вместе с тем представляется, что решение было принято только 8 и 9 марта, т. е. после отъезда г-на Геринга в Италию, откуда он был срочно вызван. Первые передвижения войск были отмечены только днем 11 и 12 марта. Начиная с 14 [марта] вокруг Моравии и Богемии стягиваются около 200 тыс. человек. Концентрация войск осуществляется без какого бы то ни было нарушения нормальной жизни страны. И вновь решающая роль отводится бомбардировочной авиации. Она явилась самым безоговорочным аргументом, перед которым склонились чешские министры, стремившиеся уберечь гражданское население страны от ужасов смертоносных воздушных бомбардировок.

В другом письме я излагаю возможные последствия для Европы новых кардинальных изменений, которые только что претерпела европейская карта под нажимом национал-социалистской Германии.

В заключение я ограничусь несколькими выводами, вытекающими из акта насилия, вновь совершенного третьим рейхом.

Гитлеровская Германия сбросила маску. До сих пор она утверждала, что не имеет ничего общего с империализмом. Она заявляла, что стремилась лишь объединить (насколько это было возможно) всех немцев Центральной Европы в одну семью, без инородных элементов. Теперь ясно, что стремление фюрера к господству отныне безгранично.

Ясно также и то, что бесполезно надеяться на успешное противодействие фюреру иными аргументами, кроме силы. Третий рейх проявляет к договорам и обязательствам такое же пренебрежение, как и империя Вильгельма II. Германия продолжает оставаться страной, где любой документ — «клочок бумаги».

Поэтому интересы национальной безопасности, равно как и интересы мира во всем мире, требуют от французского народа огромных усилий в плане дисциплины и мобилизации всех возможностей страны; только это позволит Франции, при поддержке ее друзей, утвердить свое положение и отстоять свои интересы перед лицом такого серьезного противника, каким является Германия Адольфа Гитлера, устремленная отныне к завоеванию Европы.

Кулондр

Печат. по сб. : Документы и материалы кануна второй мировой войны… Т. 2. С. 40 —

  1. Опубл. в изд.: Documents diplomatiques français. 1938—1939. Ministère des affaires étrangères. Paris. 1939. P. 92 — 98. полностью.

 

Как видим, французам на высшем уровне в марте 1939  очевидно, что цель Гитлера завоевание Европы, что мировая война идет полным ходом.

Теперь же вернемся в Закарпатскую Русь, где в эти дни крови пролилось более всего. Верх цинизма произошедшего в том, что союзников, ставших ненужными, Гитлер уничтожал первыми. Когда надо было разрушить Чехословакию, он Карпатскую Украину поддержал, когда стали не нужны…Точно также потом Гитлер поступил и с поляками. Но то вина политиков, что пошли на поводу у Гитлера. А те, что защищали свою землю в марте под Хустом и в сентябре на Вестерплатте в любом случае герои.

Приведу воспоминания человека, который как раз возглавил оборону новосозданнонго государства. Человек кстати интересный, белогвардейский офицер. Русский по происхождению   Ефремов, Сергей Фёдорович.

Родился в семье преподавателя Киевского университета им. Святого Владимира. Окончил Киевское военное училище. Участник Первой мировой войны. Награждён царскими орденами и медалями. Боролся на Украине с большевизмом во времена Центральной Рады и у Деникина. Вот как раз про таких Булгаков писал свой роман «Белая гвардия». После победы советов эмигрировал в Закарпатье.  После получения Подкарпатской Русью автономии в составе второй Чехословацкой республики занимал пост директора финансов в правительстве автономии. 15 марта 1939 полковник С. Ефремов в ходе оккупации Венгрией Закарпатской Украины был назначен командующим национальной обороны Карпатской Украины. Осуществлял оперативное командование отрядами добровольцев и «Карпатской Сечи». Оборонял Хуст. По окончанию войны эмигрировал в США. Там опубликовал свои воспоминания.

 

Вечером 14 марта  Премьер, монсеньор Волошин, созвал к своему частному дому на совещание всех, с кем считал нужным посоветоваться в этот критический для Карпатской Украины час. Среди призванных был и я.

Начав совещание, Премьер сообщил, что 14 марта чешское войско напало на сечевиков, а мадьяры использовали это, перешли границу и заняли уже три села на Мукачевском отрезке границы. Чешская пограничная стража оставляет рубеже, а Карпатская Сечь еще не может их окружить, потому-то границы открыты для врага, и он наступает силами нескольких дивизий пехоты и моторизованными частями при помощи танков, самолетов и артиллерии. Далее  Премьер с негодованием сообщил, что в ответ на протестную ноту, которую он прислал от правительства в Берлин, немецкий консул в Хусте д-р Гофман, сообщил, что в такой ситуации, когда венгерское войско зашло достаточно далеко в глубину Карпатской Украины, Германия не может дать помощи, потому что это могло бы вызвать вооруженный конфликт с венграми и поляками, а потому надо добровольно подчиниться венграм и не проливать напрасно крови …

Кто-то из присутствующих на совещании довольно громко заметил:

— Бесстыдная немецкая ложь! .. Да Гитлеру достаточно было бы сказать мадьярам словом и они забрались бы назад … Какая лицемерная игра?!.

Когда вот стражмайстер Торбич сообщил, что прибыл венгерский майор как переговорщик от венгерской главной команды и просит принять его.

Премьер сказал завести того переговорщика в его столовой, и он туда сейчас придет. Через несколько минут он пошел туда.

Весть о прибытии венгерского переговорщика то ошеломила присутствующих. Молчание прервал Иван Рогач:

— Будем защищаться и не отдадим добровольно страны врагу! Карпатская Украина, провозгласив свою независимость, вошла в целости всеукраинских освободительной борьбы …

Но разговор не завязался и присутствующие сидели молча.

Наконец появляется в дверях  Премьер.

Премьер сообщил — ультиматум венгров такой: до 8 часов утра передать им власть во всей Карпатской Украине. Переговорщик сообщил, что будапештское правительство в 15.15  дало 12-часовой ультиматум также чехословацкому правительству в Праге с такими требованиями: 1) чешское войско за 24 часов выйдет из Карпатской Украины, 2) чешский войско должно перестать преследовать венгров, 3) чешское командование должно сдать выдать оружие венгерским организациям самообороны и 4) всех интернированных венгров чешский жандармерия немедленно должен освободить из лагерей. Чтобы поддержать свои требования, венгры перешли границу Карпатской Украины, а ответы из Праги ждут в 3.15 часов дня 15 марта. Переговорщик ждет моего ответа.

Происходит короткое совещание и принимается: дать переговорщику ответ, что правительство Карпатской Украины не может принять таких предложений, потому что Карпатская Украина является суверенное государство, и такая форма ультиматума противоречит международному праву.

Одновременно решили выяснить, как относится комендант чешского войска генерал Сватек к событиям в связи с ультиматумом венгров.

Д-р Юлий Бращайкив предложил попробовать вести с мадьярами дипломатические переговоры.

Предложение приняли, хотя без надежды на то, что эти переговоры что-нибудь дадут, но по крайней мере хотели немного выиграть время. Было также принято сообщить через присланного парламентёра венгерское правительство, правительство Карпатской Украины добровольно власти не передаст, хочет проводить переговоры с условием, что венгерское войско прекратит свои дальнейшие военные действия. Для того выбрали делегацию в составе: д-р Юлий Бращайкив, д-р Николай Долинай, Михаил Дутка и др.

Премьер вышел в соседнюю комнату сообщить переговорщику о наших постановлениях.

Все были уверены, что с наших мероприятий ничего не получится, и мы Карпатскую Украину не защитим, но между нами не было ни одного, кто был бы за то, чтобы добровольно сдаться значительно более сильной Венгрии.

Источник: Ефремов Сергей. Бои 14-15 марта 1939 года на Карпатской Украине.

 

Далее события развивались следующим образом:

1939.03.15

Среда ГЕРМАНИЯ. Берлин. 3:55. Президент Чехословакии Э.Гаха и мид Я.Хвалковский подписали акт об установлении германского протектората над Богемией и Моравией. Ликвидация независимой Чехословакии.

ЧЕХОСЛОВАКИЯ. Прага. 9:00. Вступление в столицу немецких войск .

КАРПАТСКАЯ УКРАИНА. Хуст . На заседании Сейма провозглашена независимость Карпатской Украины. Президентом Карпатской Украины стал А.Волошин, который приняв присягу назначил новое правительство в составе:

премьер-министр и министр иностранных дел — Ю.Ревай,

министр внутренних дел — Ю.Перевузник,

министр хозяйства и обороны — С.Клочурак,

министр финансов и коммуникаций — Ю.Бращайко,

министр здоровья и социальной опеки — М.Долинай,

министр образования и религиозных дел — А.Штефан.

 

Венгерское правительство направило в Хуст своего парламентера с предложением разоружиться и мирно войти в состав Венгрии. Аналогичное послание передал украинцам посол Германии фон Войнович. На эти предложения А.Волошин ответил отказом, заявив, что «Карпатская Украина мирное государство и хочет жить в мире с соседями, но в случае необходимости даст отпор любому агрессору» и объявил мобилизацию населения. В тот же день А.Волошин выехал на переговоры с чешским ген.О.Сватеком — командующим чехословацкими войсками в Карпатской Украине, которые начали отход в Словакию и Польшу .

Венгерские войска  начали захват территории Карпатской Украины. Наступление шло в четырех направлениях: 1). Ужгород – Перечин – Ужок; 2) Ужгород – Свалява – Лавочне; 3) Мукачев – Иршава – Кушница; 4) Королево – Хуст – Ясіня — Волове. Основной удар был нанесен на линии Ужгород — Перечин, где начались упорные бои. Венгерские части стремились отрезать Карпатс кую Украину от Словакии. Затяжные бои с украинцами грозили долгим топтанием на месте, но помощь венграм пришла от поляков, которые начали развивать свое наступление от Ужоцкого перевала. Тяжелые стычки с мадьярами произошли у села Горонда, где держала оборону сотня сечевиков М.Стойка, ранее служившая в погранстраже. Украинцы 16 часов отбивали атаки венгерской пехоты, поддержанной броневиками.

Аналогичное положение сложилось на линии Берегово — Севлюш — Хуст . В наступлении принимали участие бронетанковые и артиллерийские части венгерской армии. Город Севлюш оборонял курень сечевиков, состоящий в основном из учащихся местной семинарии под командованием своего преподавателя сотника Я.Голоты. На подмогу семинаристам выступил гарнизон сечевиков из г.Королева. Получив подкрепление, украинцы развернули фронт вдоль р.Тисы. В ходе боев город Севлюш дважды переходил из рук в руки. В обороне украинцы использовали захваченный ими венгерский бронепоезд.

В 12 км от Хуста шли тяжелые бои на Копанском (Красном) поле. Венгерским агрессорам тут противостояли две тысячи сечевиков и  столько же чехословацких солдат. К ночи, после того, как чехословаки покинули позиции, венгерские войска сломили оборону сечевиков.

1939.03.16

Четверг КАРПАТСКАЯ УКРАИНА. Хуст . Венгерские войска начали штурм «столицы» Карпатской Украины. Атаку на Хуст предпринял 24-й венгерский батальон пограничников и 12-й самокатный батальон, имевшие на вооружение приданные им противотанковые орудия. Наземные части поддерживала авиация. Венграм противостояло более 3 тысяч украинских сечевиков имевших на вооружении 12 единиц бронетехники, Которую оставили украинцам чехи после того как подчинились решению своего президента. Хуст обороняли  трое суток.  Обе стороны понесли значительные потери. Вот что писала в то время пресса.

 

1939.03.17

Пятница Венгерские войска взяли г .Рахов и сс.Ясинь и Буштово.

1939.03.18

Суббота В последнем бою с венгерскими войсками у с.Воловец погиб отряд «Каpпатской сечи» под командованием полк.М.Колодзинского. Покинув под нажимом превосходящих сил противника г . Хуст , сечевики пошли в направлении с.Буштово, где вступили в бой с чешскими пехотными частями, что переходили на румынскую сторону у г .Тячев. Здесь украинцам удалось завладеть частью чешского вооружения и повернуть его против мадьяр. От пассивного поведения чехи перешли к прямой помощи венграм. Так, в г .Тячев чехи вооружили местное мадьярское население.  Венгерские войска завершили оккупацию Карпатской Украины (14-18.03.1939 г) и вышли на всем протяжении к границам с Польшей и Румынией.  Члены правительства Карпатской Украины во главе с А.Волошиным бежали в Румынию и далее — в Вену.

После поражения часть сечевиков перешла через р.Тису в Румынию. Румыны, воспользовавшись ситуацией, разоружали их, грабили их до нитки и выдавали венграм на расправу. Местное мадьярское население, вооруженное чешским оружием, начало охотиться за группами сечевиков и убивать их на месте без суда и разбирательства. Венграми были расстреляны и бывшие депутаты (послы) Сейма Карпатской Украины И.Грига и В.Лацанич.

Часть Карпатской Украины заняли польские войска, выступившие на соединение с венгерской армией. Сечевики, сдававшиеся полякам, расстреливались на месте.

1939.03.20

Понедельник ПОЛЬША. На третий день венгерской оккупации Карпатской Украины венгерские войска на Воритском перевале передали польским пограничникам пленных украинских сечевиков — выходцев из Галиции, прибывших на защиту Карпатской Руси. После непродолжительного марша вглубь польской территории сечевиков заперли в подвале казармы, а на следующий день, до захода солнца они были расстреляны у сел Новая Ростока и Вербяжье. Поступать так с пленными – тяжкое военное преступление. Но это никак не оправдывает Волынской резни, устроенной позднее украинскими националистами.

 

Я сам недавно был в г. Хуст. Общался с некоторыми местными. Мне сказали, что в боях под Хустом полегло несколько десятков тысяч местных. Главным образом студентов. И оборонялись почти неделю. Ну, может преувеличили чуть. На Красном поле есть мемориал. При Януковиче построили. И фильм документальный сняли в 2012 году. И защищали Карпатскую Украину никакие не бандеровцы. Местные защищали свою землю. Бандера тогда в польской тюрьме сидел за убийство польского министра Перацкого. Да, небольшое количество Мельниковцев на помощь Карпатской Украине прибыло из Галиции. Погибли почти все.

 

А война полным ходом шла дальше. Практически уже не останавливаясь.

19.03.1939 Риббентроп предъявил министру иностранных дел Литвы  Урбшису ультиматум с требованием немедленного возвращения Германии г.Мемель (Клайпеда)

23.03.1939  Мемель. 12:00.  В город вошли немецкие пехотные и танковые части вермахта. Одновременно немецкая эскадра адм.Г.Бема высадила в городе десант морской пехоты. После этого в порт на миноносце «Леопард» прибыл А.Гитлер. Он принял военный парад, произнес речь в городской ратуше, подписал документы о присоединении Мемельского края к Германии, затем встретился с уполномоченным правительства Великобритании в Клайпеде, который передал Гитлеру завление британского премьер-министра Н.Чемберлена, что он «полностью понимает необходимость урегулировать этот вопрос именно теперь, хотя не может сказать об этом открыто» …

 

И вот если после этого кто-то и дальше будет утверждать, что Вторая Мировая война началась в сентябре 1939 с нападения на Польшу и причиной войны является Пакт Молотова- Риббентропа, он либо дурак либо лжец.

 

Александр Лузан