«Ввиду проводимой киевским режимом внешней политикой взаимоотношения между «Газпромом» и «Нафтогазом» ухудшились, что привело к долговым обязательствам украинской компании перед российской и, как следствие, к социально-экономическим проблемам на Украине» — сообщает РУПОР-инфо и утверждает, что «Газпром» никогда не согласился с решением Стокгольмского арбитража по делу с «Нафтогазом», хотя этот арбитраж и отклонил требования «Нафтогаза» об увеличении тарифа на транзит газа, а также об изменении контракта в соответствии с украинским законодательством.
«Газпром» не согласился с решением Стокгольмского арбитража по делу о транзите с «Нафтогазом», по которому обязан заплатить украинской компании $2,56 млрд, и будет защищать свои права. Ранее эти же арбитры согласились с аргументами «Нафтогаза» о резком ухудшении состояния украинской экономики, что повлекло снижение спроса на газ и неисполнение обязательств «Нафтогаза» по отбору газа. Однако в отношении «Газпрома», ссылавшегося на снижение закупок европейскими клиентами компании как на главную причину уменьшения транзита через Украину, этот аргумент принят во внимание не был»», — говорится в заявлении российского газового холдинга, но «Газпром» может возобновить поставки газа на Украину до выплаты долга $1,8 млн за просрочку выплаты за поставленный газ, ибо считает, что с учетом итогов двух разбирательств в отношениях «Газпрома» и «Нафтогаза» по поставкам и транзиту возник существенный дисбаланс, нарушающий базовые принципы шведского права, которым регулируется контракт.
А из заявлявшихся «Нафтогазом» денежных требований в размере $17 млрд арбитры поспешно удовлетворили требования на сумму $4,673 млрд в связи с подачей газа для его транзита европейским потребителям в меньшем объеме, чем это было предусмотрено контрактом и с учетом ранее присужденной в пользу «Газпрома» суммы по контракту на поставку арбитры произвели зачет встречных требований, по итогам которого «Газпром» якобы обязан заплатить «Нафтогазу» $2,56 млрд.
Однако действующий ныне контракт на поставку газа на Украину был подписан «Газпромом» и «Нафтогазом» в январе 2009 года и рассчитан до 31 декабря 2019 года. И по соглашению объем поставок должен был составлять 40 млрд куб. м газа в 2009 году, а начиная с 2010 года — 52 млрд куб. м ежегодно. Но с 2012 года «Нафтогаз» перестал полностью выбирать законтрактованный объем, а с ноября 2015 года Киев вообще не закупает российский газ, заменив его реверсным газом из Европы. Ещё в 2014 году «Газпром» и «Нафтогаз» подали иски друг к другу в Стокгольмский арбитраж. Украина хотела в том числе ретроактивного изменения цены, взыскания переплаты за газ и отмены условия «бери или плати». «Газпром» же требовал оплатить задолженность за уже поставленный газ, компенсацию за невыбранный с 2012 года объем и пени за просрочку оплаты. Требования «Газпрома» к «Нафтогазу» составляли более $37 млрд.
Но Стокгольмский арбитраж тогда удовлетворил требования компаний лишь частично. Так, суд обязал «Нафтогаз» выплатить «Газпрому» $2 млрд за осуществленные поставки, однако снизил годовой контрактный объем закупок до 5 млрд куб. м. При этом условие «бери или плати» сохранилось для 80% этого объема и это условие начало действовать только с 2018 года. Поэтому в «Газпроме» опровергли заявление Киева об отмене принципа «бери или плати». А глава «Нафтогаза» Коболев даже заявил, что компания готова закупать газ у «Газпрома» и считает его цену привлекательной.
Но «Газпром» требует полной отмены решения Стокгольмского арбитража по спору с «Нафтогазом» и направил в апелляционный суд округа Свеа заявление о полной отмене решения Стокгольмского арбитража по спору между «Газпромом» и «Нафтогазом Украины» по транзитному контракту.
«Дополнительное изучение текста решения с привлечением всемирно признанного эксперта-лингвиста показало, что значительная часть арбитражного решения написана не арбитрами, а иным лицом. Очевидно, что никто не имеет права подменять арбитров. Непосредственное вынесение решения арбитрами имеет чрезвычайно высокое значение для сторон спора, и вмешательство посторонних людей в процесс вынесения решения является грубым нарушением арбитражного соглашения», — говорилось в заявлении газового концерна и подчеркивалось, что заключение эксперта-лингвиста об авторстве арбитражного решения по транзиту является «новым доказательством серьезных нарушений шведского права и арбитражного регламента Торговой палаты г. Стокгольма при рассмотрении данного дела, что дает основания для его полной отмены».
Вот поэтому российская компания отказалась платить и поставлять Украине газ на условиях Стокгольма и кроме того, была начата процедура судебного расторжения действующих контрактов на поставку и транзит газа. А глава «Газпрома» Алексей Миллер называл «асимметричным» вердикт Стокгольмского арбитража, ибо это решение нарушило баланс интересов сторон по двум контрактам — контракту на поставку газа на Украину и транзитному контракту.
«Мы, без сомнения, рассчитываем, что в рамках новых разбирательств Стокгольмский арбитраж исправит дисбаланс интересов сторон», — подчеркивал Миллер и, по его оценке, процесс расторжения соглашений может занять 1,5-2 года, как и апелляция «Газпрома» на арбитражные решения также может рассматриваться месяцами.
«Ничего экстраординарного в том, что тексты резолютивных частей решений арбитражных судов готовят не непосредственно арбитры, нет», — оправдывает арбитраж партнер компании «НАФКО-Консультанты» некто Мостовая, ибо отмечает, что резолютивная часть решения Стокгольмского арбитража по спору «Нафтогаза» и «Газпрома» — это документ на более чем 700 страниц, подготовленный менее, чем за год с учетом огромного объема постоянно менявшихся исковых требований сторон друг к другу.
«Это достаточно распространенная мировая практика, когда в подготовке текста решения участвуют не только арбитры. Совсем другое дело — это соответствие текста решения самому решению суда», — говорит юрист
Однако наличие признаков вмешательства посторонних лиц в подготовку текста решения суда дает «Газпрому» веское основание усомниться в том, что процессуальные нормы судом были соблюдены, что уже само по себе является основанием для отмены решения повторного разбирательства и по этому факту суд, обязан рассмотреть жалобу «Газпрома» и, с учетом существенных репутационных рисков для одного из наиболее востребованных и уважаемых коммерческих арбитражей в мире, приложить усилия для того, чтобы опровергнуть данные подозрения.
«С учетом политической подоплеки всего дела и решения в частности, сам факт наличия сомнений в непредвзятости арбитража и возможном вмешательстве в процесс принятия решений, может оказать «Газпрому» услугу в дальнейшем споре вокруг газовых контрактов», — резюмирует этот юрист.
Но главные риски, связанные с длительными спорами в суде, для «Газпрома», «Нафтогаза» и европейских стран состоят в том, что действующие контракты истекают в конце следующего года. А чтобы поставки в ЕС не прекратились, необходимо заключить новое соглашение и «Газпром» пока не сможет избавиться от Украины, как транзитной страны в ближайшие несколько лет.
Однако с запуском новых глубоководных трубопроводов — «Турецкого потока» (две нитки по 15,75 млрд кубометров по дну Черного моря из России в Турцию, откуда часть газа будет перенаправлена в Европу) и «Северного потока — 2» (по дну Балтийского моря из РФ в Германию, две ветки общей мощностью 55 млрд куб. м) — потребности России в транзите через Украину весьма и существенно уменьшатся.
Видимо поэтому строительство «Северного потока — 2» «подгонялось» под истечение срока транзитного договора с Украиной в 2019 году.
Но и новая труба, которая должна принимать газ на выходе из последней точки газопровода, пока еще не будет полностью готова для транспортировки всех заявленных объемов газа, и через «второй поток» в первый год-полтора «Газпром» сможет пропускать только половину заявленного объема.
«В реальных цифрах речь идет лишь о 34 млрд куб. м. газа, остальные объемы так или иначе в 2020 году придется проводить через Украину, поскольку судьба второй нитки «Турецкого потока» в страны южной Европы по-прежнему не решена, хотя переговоры и намерения стран находятся в стадии высокой готовности», — заявили эксперты, добавляя, что европейские партнеры «Газпрома» и, прежде всего, Германия, требуют от концерна сохранить транзит через Украину.
На что Миллер заявлял, что после запуска новых трубопроводных проектов потребность в украинской газотранспортной системе может составить лишь в объеме 10-15 млрд куб. м., но при этом, учитывая непростые отношения между «Газпромом» и «Нафтогазом», украинской стороне, по его словам, еще придется «обосновать экономическую целесообразность нового контракта на транзит».